Мы из Шахт!RU
Герб города Шахты
Шахты - это наш город Карта сайта Добавить SHAKHT.RU в Избранное
SHAKHT.RU - Информационый портал города Шахты SHAKHT.RU - Шахтинский информационный портал
Сегодня суббота, 24 июня, 2017 года  
Шахтинский информационный портал. город Шахты

Сайты города Шахты Сайты на Шахт.ru
LOVE.SHAKHT.RU - Знакомства на ШАХТ.RU

Поисковая система Шахт.ru










Реклама
Шахтинцы - Герои Советского союза
Шахтинцы - Герои Советского союза

Дранищев Евгений Петрович Дранищев Евгений Петрович
Евгений Петрович Дранищев

Евгений Петрович Дранищев, родился в нашем городе (Александровск-Грушевский, Шахты) 20 декабря 1918 года, в семье рабочего, старого большевика. Русский. Учился в техникуме в Таганроге. В августе 1936 г. по путевке комсомола Дранищев был направлен в Чугуевское военное авиационное училище, которое окончил в 1940 г. Два года Дранищев служил в училище летчиком-инструктором.

На фронте с 1942 года, в конце лета направляется летчиком-истребителем во вновь сформированную 8-ю воздушную армию, которая вошла в состав Сталинградского фронта. С августа по октябрь Дранищев участвовал в оборонительных сражениях на Дону и под Сталинградом в 739-ом истребительно-авиационном полку. Истребительная авиация 8-й воздушной армии вела упорные воздушные бои с превосходящими силами авиации германского 4-го воздушного флота (генерал-полковник авиации В. фон Рихтгофен), насчитывавшего до 1200 боевых самолетов.

День 23 августа выдался необычайно тяжелым для 8-й воздушной армии. Авиация противника нанесла массированный бомбовый удар по Сталинграду, совершив около 2 тыс. самолето-вылетов. Начиная со второй половины дня, немецкие бомбардировщики Ю-87 и Ю-88 под прикрытием истребителей Ме-109 появлялись над городом эшелонами через каждые 10-15 минут. Эшелоны состояли из нескольких групп самолетов по 10-25 бомбардировщиков и 12 истребителей в каждой. Группы заходили на бомбометание одновременно с разных направлений и на разных высотах, чтобы дезорганизовать систему противовоздушной обороны. Беспощадной бомбардировке подверглись в первую очередь промышленные предприятия, административные здания, школы и больницы. Истребители 8-й воздушной армии мужественно отражали массированные налеты вражеской авиации. За полдня было проведено более 25 групповых воздушных боев, совместно с зенитной артиллерией сбито 120 вражеских самолетов. В этот день и состоялся первый боевой вылет Дранищева, и как человек исключительного летного дарования он сбил свой первый «юнкерс». Но отразить удар фашистской армады нашим летчика и зенитчикам все же не удалось. Город подвергся страшным разрушениям.

Все последующие дни основные усилия 8-й воздушной армии были направлены на то, чтобы преградить врагу путь к Сталинграду. В течение трех недель после первого боевого вылета Дранищев записал на свой счет еще 5 самолетов противника, из них два Ю-88 уничтожил в одном вылете 8 сентября.

В тяжелых боях с превосходящими силами врага молодой летчик непрерывно совершенствовал свое боевое мастерство, разрабатывал и осваивал новые тактические приемы и способы ведения воздушного боя.

13 сентября противник перешел в наступление по всему фронту, намереваясь штурмом овладеть Сталинградом. В этот день напряженность боевых действий 8-й воздушной армии достигла наивысшего предела. В бой были введены все имевшиеся силы. В составе пары, в этот день Дранищев вступил в бой с большой группой бомбардировщиков. Выполняя задачу по срыву бомбометания, советские летчики не пытались непременно уничтожать самолеты противника, а, стремительно маневрируя среди бомбардировщиков и обстреливая их, не дали им прицельно отбомбиться. В конце боя он атакой в лоб все же сбил один из истребителей прикрытия. За этот бой его наградили орденом Ленина. Но сдержать мощный удар врага нашим войскам не удалось. Немцы ворвались в город, на его улицах завязались ожесточенные бои.

Вопреки усилению натиска вражеской авиации летчики 8-й воздушной армии не только оборонялись, но успешно атаковали противника. 27 сентября результативный групповой бой провели летчики 287-й истребительной авиационной дивизии, ведомые командиром дивизии Героем Советского Союза полковником С. П. Даниловым. Прикрывая Сталинград с воздуха, группа Данилова вступила в бой с двумя пятерками бомбардировщиков Ю-88, шедших под прикрытием истребителей Ме-109 бомбить Тракторозаводский район. В этом воздушном бою уничтожил «юнкерса» лейтенант Е. П. Дранищев.

За первый же месяц боев Дранищев прославил своё имя в небе Сталинграда, причем первые победы он одержал в тяжелейшие для страны дни, когда Вермахт в полную мощь развил свое наступление под Сталинградом.

В октябре Дранищев был направлен в 9-й Гвардейский истребительно-авиационный полк, где к тому времени собрались сильнейшие летчики фронта, лучшие мастера воздушного боя. В это время был издан приказ, в соответствии с которым летчики-истребители, сбившие 10 и более вражеских самолетов, стали называться асами. Так в одной части оказались вместе майор Б.Н. Еремин, капитан М.Д. Баранов, Кузьмин, старшие лейтенанты А.Ф. Ковачевич, Амет-хан Султан, Алелюхин и Е.П. Дранищев, старшина В.Д. Лавриненков, служившие до этого в разных частях. ( все асы стали Героями Советского Союза, а Алелюхин, Лавриненков, Амет-хан Султан - дважды). За две недели Дранищев переучился с ЛаГГ-3 на Як-1 и был отмечен по результатам учебы даже среди асов полка.

19 ноября советские войска под Сталинградом перешли в контрнаступление. В конце ноября началась блокада окруженной в Сталинграде группировки немецко-фашистских войск с воздуха. К участию в ней была привлечена и 8-я воздушная армия. Борьба с транспортной авиацией противника, осуществлявшей снабжение окруженной группировки по воздуху, была определена ей как главная задача.

10 декабря командующий армией Т.Т.Хрюкин ввел в бой 9-й гвардейский истребительный авиационный полк. Уже 11 декабря асы 9-го гвардейского вместе с летчиками 3-го гвардейского истребительного авиационного полка за один день сбили в воздушных боях 18 немецких самолетов.

После завершения наступательной операции Сталинградский фронт был переименован в Южный и развернул наступление на Ростов. Дальнейшие боевые действия 8-й воздушной армии связаны с участием в Ростовской наступательной операции. В ходе этой операции, которая проводилась в начале 1943 года, армия уничтожала отходящие войска противника, прикрывала наступающие войска Южного фронта с воздуха, вела борьбу с подходившими вражескими резервами. Участвуя в боях на донской земле, Дранищев летал над знакомыми ему с детства городами: Ростов, Шахты, Таганрог, сражался за их освобождение.

2 февраля восьмерка Як-1 во главе с командиром эскадрильи 9-го гвардейского истребительного полка гвардии старшим лейтенантом Л. В. Алелюхиным встретила более 10 истребителей врага. Смелыми лобовыми атаками наши летчики сбили два Ме-109 и один Ме-110. Четверка истребителей этого же полка под командованием заместителя командира эскадрильи гвардии старшего лейтенанта Е. П. Дранищева провела бой с 25 бомбардировщиками и семью истребителями противника. Четыре против тридцати двух. Но это не смутило смельчаков. Гвардии младшие лейтенанты И. Г. Борисов и И. Я. Сержантов сбили по одному бомбардировщику.

В письме от 16 февраля 1943 г. он с гордостью пишет матери: «Мои личные результаты боев за Сталинград: десять сбитых самолетов врага. В пределах Ростовской области уже сбил 5 самолетов... Сейчас здоров, летаю, дерусь и даю гансам жару вместе со своими боевыми товарищами...» В то время гвардии ст. лейтенант Дранищев был уже заместителем командира эскадрильи: сначала «красных» - у Алелюхина, позднее «желтоносых» - у Амет-хана. Он умело использовал высотные качества своего облегченного «яка», в одиночку вступал в бой с парами «мессеров», имитируя отступление, уходил на большую, до 8000 метров, высоту, откуда, переходя в резкое пикирование, атаковал преследователя.

Дранищев к маю 1943 года совершил 80 боевых вылетов, сбил 11 самолетов противника. За мужество и героизм в боях он награжден орденом Красного Знамени.

Свой самый результативный бой летчик провел 23 июня 1943 г. во главе четверки в районе Харцызска, когда ему удалось сбить три Ю-88.

В середине июля 1943 г. полк Дранищева получил приказ сдать свои самолеты и был перевезен в тыл, на аэродром Зимовники где им была поставлена задача переучиться на американский истребитель «Аэрокобра». У тех, кто летал на Як-1, заокеанский подарок не вызывал особого восхищения. В середине августа, освоив на «кобрах» все испытанные приемы атак и обороны, отработав самые эффективные боевые порядки, коллективный взлет и т.п., полк перелетел на свой аэродром вблизи Ростова. «Аэрокобра» оказалась для нашего земляка роковой. 20 августа не знавший поражений Дранищев не вернулся из первого боевого вылета на этой машине. До сих пор он считается пропавшим без вести. Он воевал менее года, провел 120 боевых вылетов, в 50 воздушных боях сбил лично 21 и в группе 7 самолетов противника. Дранищев один из самых талантливых летчиков-истребителей Великой Отечественной войны, он занимает 13 место в списке 100 советских асов по эффективности (его показатель - 0.23 сбитых самолетов за вылет).

Указом Президиума Верховного Совета от 24 августа 1943 ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Награжден 2 орденами Ленина, орденами Красного Знамени, Александра Невского.

Его имя носит улица в Шахтах.

 

Библиография

Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. М.:Воениз. 1988

Они прославили Родину. Ростов, 1975;

Иду на таран. Волгоград,1978;

Лавриненков В.Д. «Возвращение в небо». М., Воениздат, 1959, с. 218.

Бутаев Б. «Амет-хан Султан»

Голубев, Киселев. «8-воздушная армия.»



Из книги Бута Бутаева «Амет-хан Султан»:

…командующий армией Т. Т. Хрюкин для выполнения нового задания решил создать особый авиационный полк из асов-истребителей. Базой нового подразделения был выбран 9-й гвардейский истребительный полк, которым командовал Герой Советского Союза Л. Л. Шестаков. Аэродром этого полка и находился тогда в заволжской степи.

По приказу генерала Хрюкина в полк Шестакова из других истребительных авиачастей 8-й воздушной армии направляли наиболее опытных летчиков, имевших на личном счету несколько сбитых фашистских самолетов. Окончательно каждую кандидатуру в асовский полк, как стали называть 9-й гвардейский, утверждал сам Тимофей Тимофеевич, вызывая всех прибывавших летчиков на беседу.

Из 4-го истребительного полка вызов к генералу получили трое: Амет-хан Султан, В. Д. Лавриненков и И. Г. Борисов.

— Уверен, что вы оправдаете выбор командующего армией, — тепло попрощался с летчиками командир полка. Герой Советского Союза А. А. Морозов. — Желаю новых боевых успехов у Шестакова!

Горькое чувство досады, вызванное разлукой с боевыми товарищами в трудный для немногочисленного полка час, чуть сглаживала предстоящая встреча с генералом Хрюкиным. Амет-хан испытывал к нему чувство глубочайшего уважения не только как к командующему армией, твердую, справедливую и талантливую руку которого чувствовали все — до летчиков и механиков. Он восхищался им как прославленным воздушным бойцом, заслужившим высокое звание Героя Советского Союза высоким мастерством и мужеством. Конечно, никак не мог он тогда предположить, в какие тяжкие мгновения его судьбы этот суровый внешне человек, умевший глубоко и спокойно смотреть в глаза собеседника, проявит истинную человечность, протянет руку настоящего фронтового товарища...

А тогда, в тот октябрьский день 42-го года, старший лейтенант Амет-хан Султан ждал беседы с генералом Хрюкиным с понятным волнением. Он был много наслышан о строгости Тимофея Тимофеевича. До этого разговаривать с Хрюкиным Амет-хану не приходилось.

— Морозов о вас отзывается очень хорошо, — сказал генерал, когда Амет-хан по-уставному доложил командующему о своем прибытии. Хрюкин взял со стола листок бумаги, прочитал вслух. — «Командир эскадрильи. Воздушный бой ведет смело, напористо...»

— Командир эскадрильи... — повторил в раздумье Хрюкин. — А если придется летать командиром звена? Пойдешь?

— Пойду, товарищ генерал! — не задумываясь, ответил Амет-хан. — В воздушном бою не должность главное!

— Ты прав, старший лейтенант, — согласился командующий армией. — Фашисты не смотрят на чин или должность, когда поджигают нашего брата... Но там посмотрим, как получится.

Разговаривая, генерал испытывающе поглядел на стоявшего перед ним молодого летчика. Густые, упрямо сдвинутые черные брови, открытый, прямой взгляд, невысокая, но ладная, крепко сбитая фигура. Быть может, командующий подумал, что предстоит этому молодому летчику, и горькая складка прорезала его высокий лоб. С каким энтузиазмом идут эти замечательные ребята в новую часть! Цвет армии собирает он в шестаковском полку. А ведь там они будут готовиться не к параду, а к еще более опасным боям с фашистской авиацией. И каждый из них для этих бесстрашных, талантливых летчиков может стать последним в жизни...

— Можете идти, — выдохнул Хрюкин, отгоняя непрошеные мысли. — Доложите о своем прибытии командиру полка Шестакову.

Майор Лев Львович Шестаков был известным в 8-й воздушной армии летчиком. Двадцатилетним воевал он в небе Испании с германскими и итальянскими фашистами еще в 1936 году. Отличился позже и на Родине. За это получил два ордена Красного Знамени. Войну встретил в Одессе. В июне 1941 года открыл новый боевой счет, а через год стал Героем Советского Союза. Поэтому служить под командованием такого человека молодые летчики из других авиачастей 8-й воздушной армии считали для себя большой честью.

Не был исключением в этом смысле и Амет-хан Султан. Поэтому он действительно искренне ответил командующему армией о том, что готов служить в шестаковском полку командиром звена. Позже Амет-хан узнал, что такие же чувства испытывали многие, прибывшие в новую часть, хотя лучшим из них доверил командир полка прежние должности, в том числе и Амет-хану.

Истребитель Як-1
Истребитель Як-1

В полку Шестакова оказались очень разные по опыту, по характеру и тактике боя летчики-истребители. Майор Б. Н. Еремин и капитан М. Д. Баранов были пытнее, уже успели прославиться. Старшие лейтенанты Амет-хан Султан, А. Ф. Ковачевич, Е. П. Дранищев, В. Д. Лавриненков, А. В. Алелюхин, П. Я. Головачев и другие были тоже известны успешными воздушными боями, Амет-хан выделялся среди них высокими наградами — орденами Ленина и Красного Знамени. И характером — живым, чуть смешливым, неунывающим.

С первых же дней Амет-хан понял, что в новом полку служба пойдет по-особому. Когда закончился отбор летчиков, Шестаков выстроил их на летном поле и объявил:

— полк в новом составе должен подготовиться так, чтобы окончательно вырвать инициативу у фашистских летчиков в небе Сталинграда.

— Не каждый летчик может стать истребителем, — продолжал Шестаков, приглядываясь к новичкам. — Для этого мало быть талантливым летчиком. Только постоянная учеба, труд превращает этот талант в настоящее дарование. Нет летчика без смелости. Но одной смелости в бою истребителю мало. Он должен в совершенстве владеть самолетом, иметь четко отработанную технику пилотирования. Тогда смелость и талант летчика сплавляются в осознанные, расчетливые действия, основанные на прочных знаниях. Из всего этого и складывается зрелость летчика-истребителя, рождается его класс, мастерство...

Слушая Шестакова, Амет-хан чувствовал в его словах многие свои мысли о тактике боя летчика-истребителя.

Новый командир полка сказал о том, что им предстоит в ближайшее время.

— Хотя все вы уже имеете достаточный боевой опыт, предстоит упорно и напряженно учиться, — жестко закончил Шестаков. — Командующий армией дал нам месяц на тактическую подготовку...

И началось. Пилотаж с рассвета до позднего вечера. Рядом, через Волгу гремела битва за Сталинград, а Амет-хан и его боевые товарищи были заняты учебными полетами. Особое внимание командир полка уделял слетанности истребителей в эскадрильях.

— Учтите, товарищи, ведомый — ваш надежный и равноценный партнер в бою, — говорил Шестаков, обращаясь к тем летчикам, которые были ведущими. — Не жалейте на тренировках своих ведомых! Мотайте их до седьмого пота! Иначе в бою ведомый станет просто летающей мишенью.

Эту тактику командира одним из первых испытал Амет-хан на себе: после ознакомительного полета с Шестаковым он едва выбрался из самолета и, хотя и слыл «трехжильным», почти без сознания упал на жесткую, сбитую ветром траву аэродромного поля...

Полеты, полеты. Сквозь снежную поземку и густую облачность.

— Летайте на малых высотах! Гитлеровцы боятся ее, а нам надо сделать ее союзницей в бою.

Командир полка учил выходить из, казалось бы, самого невероятного пике у самой земли, вздымать машину ввысь, переносить перегрузки.

Жесткий темп тренировок доводил не только Амет-хана до полного изнеможения. Лихорадочно горели запавшие глаза, кровоточили сухие, потрескавшиеся на ветре на морозе, губы. Казалось, онемевшие от усталости руки уже не смогут больше держать ручку в кабине самолета. Но Шестаков был неумолим. После отработки тактики полетов он заставлял новичков вести тренировочные стрельбы. Причем учил вести прицельный огонь с коротких дистанций. Учил не вообще стрелять, а бить по самым уязвимым местам фашистских самолетов.

— Трудно? Устаете очень? Знаю, товарищи, — говорил в беседах с летчиками комиссар полка Николай Верховен. — Вы должны научиться сбивать фашистов с первой очереди. Мы хотим, чтобы после каждого воздушного боя вы возвращались на свой аэродром. Хватит нам погибших! Вы должны побеждать врага, оставаясь живыми...

Этот необычный в разгар Сталинградской битвы месяц для молодых летчиков закончился переучиванием на новый истребитель. За это время Амет-хан еще больше сдружился со старыми морозовцами — Борисовым и Лавриненковым, приобрел новых друзей — Алелюхина и Головачева. Павел Головачев начал совместный с Амет-ханом боевой путь именно в полку Шестакова.

Наступил долгожданный день. 9-й истребительный полк в полном составе построился на аэродроме. Амет-хан испытал радостное волнение: в составе полка были созданы три эскадрильи, командиром первой назначили А. В. Алелюхина, второй - В. Д. Лавриненкова, третьей - Амет-хана Султана. Правда, испытал Амет-хан и чувство смущения: ему казалось, что в полку имеются более опытные летчики на должность командира эскадрильи.

— Командование полка лучше знает, кто на что способен, — сурово прервал его сомнения Шестаков. — Раз вас назначили — значит, считаем достойным. А потом учтите: с командира — спрос вдвойне. Вы теперь лично отвечаете за каждого летчика эскадрильи.

Первого боевого вылета летчикам полка пришлось ждать еще целых три дня. Погода стояла нелетная: низкая облачность, густой снегопад.

10 декабря 1942 года небо, наконец, прояснилось. Перед вылетом был уточнен боевой приказ: вести свободную охоту только над расположением наших войск. Этот пункт приказа озадачил летчиков: почему такое ограничение? Ведь большинство из них еще на тихоходных «чайках» не раз дрались над оккупированной фашистами территорией. А теперь, когда они вылетают на мощных, скоростных «яках», запрещают им врываться в воздушное пространство врага...

— Многострадальная наша пехота, избомбленная «юнкерсами» и расстреливаемая «мессерами» и «фоккерами», должна убедиться, что мы умеем их бить, — объяснил командир полка, почувствовав недоумение на лицах своих питомцев. — Пусть солдаты, наконец, своими глазами увидят, как советские летчики могут бить фашистов в небе.

В первом же боевом вылете Шестаков применил новую систему построения полка в воздухе. Вместо привычного для гитлеровцев звена из трех самолетов в небо поднялись четверки истребителей в разомкнутых порядках. Изменил он и систему эшелонирования эскадрилий по высоте. Восьмерка второй эскадрильи Лавриненкова шла нижним эшелоном, а первая и третья эскадрильи Алелюхина и Амет-хана Султана — значительно выше.

С большим волнением вел Амет-хан свою восьмерку истребителей. Рядом, прикрывая его, шел ведомый Иван Борисов. В ровных боевых порядках полк летел с юга на север вдоль линии фронта. Амет-хан чувствовал знакомое нетерпение перед встречей с врагом. Знал, что сегодня они должны преподать фашистам, щеголявшим высшей школой пилотажа, такой урок, который известил бы гитлеровских асов о появлении у них достойных противников.

Мысли о предстоящей схватке не мешали Амет-хану следить за небом. Одним из первых он увидел, как большая группа «мессеров» рванулась навстречу идущей ниже эскадрилье Лавриненкова. Однако разработанная Шестаковым тактика в сочетании с индивидуальными качествами летчиков и их природной отвагой дала свои немедленные результаты. Восьмерки Алелюхина и Амет-хана четко развернулись в атаку и неожиданно для врага навалились сверху. Причем обычной воздушной «карусели» в этот раз не было. Пикируя, каждый выбирал себе цель заранее и бил наверняка. Амет-хан с радостью отметил, как в первые же минуты боя понеслись к земле горящие «мессеры». Из всей группы вражеских истребителей уцелел лишь один, который поспешно развернулся в сторону своего аэродрома. В горячке боя за ним бросился было Борисов, но командир полка, который шел в составе второй эскадрильи, остановил ведомого Амет-хана. Летчики полка услышали по радио довольный голос Шестакова:

— Пусть фашист расскажет своим о сегодняшнем бое!

11 декабря 1942 года летчики 9-го гвардейского полка совместно с истребителями 3-го полка в течение одного воздушного боя сбили 18 гитлеровских самолетов. В этот день фашистское командование пыталось массированными силами обеспечить поддержку с воздуха своих, окруженных под Сталинградом, войск. Поэтому перед полком Шестакова и была поставлена задача — не допустить прорыв вражеской авиации со стороны Котельникова, уничтожить их транспортные самолеты.

Так начался новый этап в боевой жизни Амет-хана под Сталинградом. Теперь он и его боевые друзья могли быть на равных с гитлеровскими воздушными асами, которые рассчитывали стать здесь хозяевами неба. Вражеские летчики сразу же почувствовали почерк шестаковцев. Многие прославленные авиационные именитости нашли бесславный конец в холмистых степях правобережья за Волгой.

 

* * *

 

Из книги Лавриненкова В.Д. «Возвращение в небо». :

Расчищенный от снега аэродром уже с утра позволял начать полеты. В набитом до отказа КП зуммерил телефон и непрерывно слышался голос начальника штаба Виктора Семеновича Никитина. Карта с нанесенной боевой обстановкой, висевшая на деревянной стене, чуть шевелилась от порывов ветра. Возле нее толпились командиры и летчики. Мороз стоял лютый, продрогли мы все основательно. Но один взгляд на карту способен был согреть любого: линия фронта пролегла уже вблизи Котельниково!

— Если так будем продвигаться вперед, успеем к курортному сезону в Алупку, — разглядывая карту, замечает Амет-Хан.

Евгений Петрович Дранищев

Женя Дранищев, как обычно, ловит каждую мысль, чтобы развить ее на свой собственный лад.

— Оно, может, и так, — немедленно откликается он, — но насчет курортного сезона в Алупке — дело, на мой взгляд, сомнительное...

Амет-Хан порывисто оборачивается к Дранищеву. Несколько мгновений они разглядывают друг друга. После холодной бессонной ночи лица у обоих серые. Оба прячут носы в поднятые меховые воротники. Дранищев даже бороду прикрыл теплым шарфом.

— Мне кажется, ты просто забыл, кто в данном районе хозяин неба, — задиристо произносит Амет-Хан. Но Женю Дранищева трудно сбить с толку.

— Ясно, кто, — живо откликается он. — Девятый гвардейский, в котором служит доблестный сын Алупки Амет-Хан Султан!

— И не менее известный сын героического Ленинграда Евгений Дранищев, — не без ехидства уточняет Амет-Хан. — Ну как, знаю я твою биографию? — уже другим тоном произносит он.

— Только в общих чертах, — смеется Дранищев. — Если рассмотреть этот вопрос глубже, то можно установить, что я родился недалеко от солнечного Крыма, в не менее солнечном городе Шахты.

— Прекрасно! — оживляется Амет-Хан. — Значит, мы сначала побываем у тебя на родине, а потом у меня. Иначе говоря, нас ждут два радостных праздника. Руку, друг!

Если завязался разговор между Амет-Ханом и неистощимым на острое слово Дранищевым, мы все умолкаем. Тут только успевай слушать, они и слова вставить не дадут!

На сей раз дружеская перепалка оборвалась внезапно: по телефону было принято боевое задание. Шестаков стал о чем-то советоваться с Верховцом и Никитиным. Первый вылет с нового аэродрома — дело ответственное и для командиров, и для летчиков.

 

* * *

 

Однажды мы сопровождали большую группу бомбардировщиков, летевших на выполнение боевого задания в район крупной железнодорожной станции Амвросиевка. Только миновали линию фронта, как Евгений Дранищев сообщил ведущему, что мотор его самолета парит: по-видимому, что-то случилось с системой водяного охлаждения.

Действительно, за «коброй» Дранищева тянулась белая полоса распыленной воды или пара. Его самолет начал отставать.

Ведущий передал по радио:

— Возвращайся домой. Лейтенант Костырко, сопровождайте командира звена на аэродром!

Если бы даже не прозвучала такая команда, Николай Костырко никогда не оставил бы своего лучшего друга, да к тому же над оккупированной территорией. И два истребителя, отделившись от группы, быстро пропали из поля зрения...

Мы довели «петляковых» до цели, завязали бой с «мессершмиттами», и наши бомбардировщики успешно выполнили задание. На обратном маршруте мы шли на незначительной высоте, осматривая небо, наземные ориентиры и все, что попадалось на пути. Делать это нас заставляла мысль о Жене Дранищеве - отличном летчике, верном товарище, всеобщем любимце полка.

Оставив самолеты в капонирах, мы заспешили на КП, надеясь узнать о благополучном возвращении двух неразлучных друзей. Но здесь о Дранищеве и Костырко ничего не было известно. Мы просто остолбенели: «Как? Куда они могли деться?»

Ответа на этот вопрос нет и по сей день... То, что случилось с ребятами, так и осталось загадкой. Может, один из самолетов, теряя высоту, совершил посадку в поле, а рядом приземлился второй? Может, оба потерпели катастрофу? Может, на них напали «мессершмитты»?..

Без вести пропавшие... Так числились в документах после этого несчастного случая Женя Дранищев и Коля Костырко... Так мы говорим о них и сейчас, спустя тридцать лет... А порою мне кажется, что мои дорогие однополчане - и поныне в полете. Для офицеров и солдат нашего полка Дранищев и Костырко навсегда остались жизнерадостными, мужественными юношами, какими были почти все мы в ту пору.

Не погостил Женя Дранищев в родных Шахтах, не возвратился Коля Костырко на любимую свою Украину. Не осталось даже могил этих мужественных офицеров. Но навеки живет в сердцах ветеранов 9-го гвардейского светлая память об этих двух юношах - русском и украинце, преданно любивших свою Отчизну и отдавших в борьбе за ее счастье свою молодую жизнь...




Все материалы являются собственностью сайта SHAKHT.RU и их авторов.
Перепечатка материалов возможна только с письменного разрешения администрации сайта.
Использование материалов в сети Интернет разрешается только с указанием гиперссылки на сайт www.shakht.ru
Город Шахты - шахтинский сайт
Реклама Шахт.ru Реклама г.Шахты


Знакомства в городе Шахты Знакомства SHAKHT.RU
Я:
Найти:
Возраст:
 -   лет




Погода в городе Шахты Погода в г.Шахты
ФОБОС: погода в г.Шахты


Получить код



 
Copyright © SHAKHT.RU
2004-2005
     Разработка и поддержка:  
 
        Шахты — это наш город