Мы из Шахт!RU
Герб города Шахты
Шахты - это наш город Карта сайта Добавить SHAKHT.RU в Избранное
SHAKHT.RU - Информационый портал города Шахты SHAKHT.RU - Шахтинский информационный портал
Сегодня суббота, 24 июня, 2017 года  
Шахтинский информационный портал. город Шахты

Сайты города Шахты Сайты на Шахт.ru
LOVE.SHAKHT.RU - Знакомства на ШАХТ.RU

Поисковая система Шахт.ru










Реклама
Шахтинцы - Герои Советского союза
Шахтинцы - Герои Советского союза

Китаев Николай Михайлович Китаев Николай Михайлович

Николай Михайлович Китаев, родился 22 мая 1919 года в селе Излегоще ныне Усманского района Липецкой области в семье крестьянина. Русский. В нашем городе жил с 1920 по 1923 и с 1933 по 1938 годы. Его отец работал на шахте, жили они по улице Маяковского в поселке шахты "10-лет ЗИ" (позже Нежданной). Учился в школах №1 и №12, в вечерней школе. Здесь он окончил аэроклуб, в 1938 году впервые поднял в небо самолет. Работал учеником столяра-краснодеревщика при мебельной фабрике.

В Красной Армии с 1939 года. В 1940 году окончил Качинскую военно-авиационную школу в звании младшего лейтенанта.

В действующей армии с ноября 1943. Николай считался лучшим разведчиком в дивизии.

В мае 1943 г. в Советском Союзе было начато формирование Войска Польского, куда должны составной частью войти вновь сформированные части ВВС. Во второй половине 1943 г руководство Советского Союза взяло курс на ускоренное создание польских частей и соединений на своей территории. В марте 1944 г первые авиационные части были введены в состав польской армии.

В мае 1943 г. в Советском Союзе было начато формирование Войска Польского, куда должны составной частью войти вновь сформированные части ВВС. Во второй половине 1943 г руководство Советского Союза взяло курс на ускоренное создание польских частей и соединений на своей территории. В марте 1944 г первые авиационные части были введены в состав польской армии.

Вместе с тем, создание новых польских ВВС происходило в исключительно сложных условиях. Нехватало прежде всего опытных летчиков. Для укрепления польской армии кадрами, в первую очередь командными, руководство СССР приняло решение о переводе в ее состав ряда советских военнослужащих польского происхождения. В результате почти все без исключения руководящие должности (от командира эскадрильи и выше) в ВВС Войска Польского в годы войны были заняты проверенными советскими офицерами.

Очевидно, что резкое наращивание авиационной группировки только за счет новобранцев было невозможным. В связи с этим руководство СССР решило сформировать «псевдопольские» авиационные части, и первой из них стал советский 611-й штурмовой авиационный полк (ШАП) подполковника И.Я.Миронова, в апреле 1944г. переданный из 6-й ВА в состав 1-й армии Войска Польского. Предварительно полк доукомплектовали до штатной численности самолетами и экипажами.

В этом полку и начал свой боевой путь Китаев Н.М. В августе 1944 года упомянутый полк вошел в состав 1-й польской смешанной авиадивизии (САД) под командованием полковника Турыкина, в том же месяце соединение было брошено в бой на варшавском направлении.

Для обеспечения авиационной поддержки фронту следовало иметь полнокровную воздушную армию и вскоре в составе Войска Польского появились три новые авиационные дивизии. Одновременно 1 -я польская САД сменила номер и стала 4-й-польской САД.

23 августа 1944 г штурмовики из 611-го ШАП впервые вылетели на боевое задание с польскими «шаховницами», нанесенными на капотах моторов под выхлопными патрубками. Задачей пары "Илов", которую повел на задание хорунжий Мироненко, стала разведка артиллерийских позиций неприятеля. Месяц спустя в бою над Варшавой 611-й полк понес первую после передачи в состав польских вооруженных сил потерю: с задания не вернулся штурмовик поручика Миронова.

В начале сентября была вскрыта артиллерийская позиция вражеского орудия особой мощности. В тот период советское командование считало, что обстрел наших войск огромными «чемоданами» ведет сама «Большая Берта». На деле это мнение оказалось ошибочным. 2 сентября, (как отмечено в документах) патрулировавшая в 20 км юго-восточнее Варшавы пара «Яков» хорунжего Романа Вержницки обнаружила на замаскированной огневой позиции в лесу два орудия типа «Адольф» калибра 406 мм. В воздух были немедленно подняты штурмовики (в том числе и из 611-го ШАП), которые атаковали вражескую батарею бомбами и реактивными снарядами.

В октябре 1944 г. 611-й полк сменил наименование и превратился в 3-й польский ШАП. Полк активно участвовал в Варшавской операции, освобождении столицы Польши от немецких захватчиков.

19 января 1945 г, спустя два дня после освобождения Варшавы полк 27 экипажами принял участие в авиационном параде над польской столицей. В феврале Илы с польскими опознавательными знаками на капотах моторов под прикрытием истребителей советской авиации наносили удары по немецким войскам в районах Штеттин, Шнейдемюль, Ястров, Познань.

Китаев Николай Михайлович

1 марта 1945 г. в течение одного дня польские штурмовики 55 раз вылетали на боевые задания, обеспечивая продвижение частей 1-й армии Войска Польского. Только за этот день они уничтожили шесть артиллерийских орудий и 12 автомашин, подавили огонь двух артиллерийских и трех минометных батарей противника.

А в период с 9 по 15 марта в прицелах штурмовиков появились новые цели - морские. В порту Кольберг пилотам 3-го ШАП удалось потопить транспорт и четыре самоходных баржи. За уничтожение кораблей противника Китаеву был вручен «Крест Грюнвальда» третьего класса, одна из высших наград Польши тех лет. Листовка, подготовленная командованием Войска Польского, отмечала особое значение выхода к морю. «...после шести лег польское знамя снова развевается над побережьем. Польша возвращается на Балтику. Возвращается более сильная, чем прежде, чтобы прочно закрепиться на море».

Огромную помощь, которую оказал Советский Союз в деле возрождения польских вооруженных сил, высоко оценивали руководители послевоенной Польши. Ведь помимо самолетов, орудий и танков они получили в свое распоряжение десятки тысяч подготовленных военных специалистов, аэродромы, военные городки и многое другое.

Командир 3-й эскадрильи 3-го польского штурмового авиаполка (4-я польская сад, 1-я армия Войска Польского, действовавшая в составе 1-го Белорусского фронта), старший лейтенант Китаев, к апрелю 1945 произвел 106 боевых вылетов на разведку, бомбардировку объектов и штурмовку войск противника. Активно участвовал в Восточно-Померанской и Берлинской операциях, штурмовал Берлин. Всего на его счету 217 боевых вылетов в тыл и на боевые позиции врага.

Звание Героя Советского Союза Китаеву присвоено 15 мая 1946 года.

В 1955 окончил Военно-воздушную академию. С 1961 полковник Китаев - в запасе. Жил в городе Подольск Московской области, работал старшим инженером по охране труда в Министерстве культуры РСФСР.

Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1 и 2 степени, 3 орденами Красной Звезды, 11-ю медалями, одной из высших наград народной Польши - крестом Грюнвальда 3 класса ( всего у него 4 ордена и 3 медали этй страны).

 

Библиография

Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. М.:Воениз. 1988

Рябоконь А. «Когда прикажет Родина» /сб. Отважные сыны Дона. Ростов. 1970

Медведь А. «Польские авиачасти в СССР».

Мейснер Януш «Варшава — курс на Берлин»




Из книги Мейснера Януша «Варшава — курс на Берлин»:

Уже целую неделю гитлеровцы методически обстреливали из дальнобойного орудия, тщательно замаскированного и скрытого где-то в лесу на левом берегу Вислы, скорее всего в окрестностях Варки, наши аэродромы в Гарволине и Желехуве и железную дорогу между городами Миньск-Мазовецки и Демблин. Снаряды с каждым днем ложились все точнее, все больше было потерь в людях, особенно в районе Миньска. Обстрелы затрудняли работу обоих аэродромов. С этим надо было кончать.

1 сентября 1944 года в 14.00 с аэродрома в Задыбе-Старе поднялось звено штурмовиков в сопровождении четверки истребителей. Нужно было найти и уничтожить это орудие, которое, как предполагали, было установлено на железнодорожной платформе и совершало маневр по дороге, проходящей параллельно Висле.

Сидя в кабине своего «яка», хорунжий Човницкий время от времени поглядывал на землю, по которой стремительно скользили четыре распростертые тени «илов» 3-го штурмового полка. Вел звено Герой Советского Союза поручник Китаев. Опытный летчик, всегда пренебрегавший опасностью, он как будто был уверен, что из любой переделки выйдет целым и невредимым. Недаром про него говорили, что его, и пуля не берет.

Горбатые «илы», прозванные немцами «черной смертью», идут тесным строем и поблескивают на солнце выпуклыми стеклами своих кабин. Над ними самолет подполковника Талдыкина, который летит в паре с хорунжим Габисом, а еще выше, метрах в двухстах правее, - хорунжий Човницкий в паре с поручником Баевым. Човницкий должен прикрывать Баева в случае внезапной атаки. Легко сказать прикрывать Баева. Ведь Баев - опытный воздушный ас, хотя ему двадцать шесть лет и он старше Човницкого всего лишь на пять лет! Он уже совершил немало боевых вылетов, а молоденький летчик летит с ним в паре на первое в своей жизни боевое задание.

Човницкий всматривается в небо. Тонкий слой облаков с частыми голубыми просветами тянется на высоте 2500 метров. Солнечные лучи, словно через кружевной занавес, проникают сквозь облака и рассеиваются в слегка прозрачной, почти опаловой туманной дали. Солнце совсем не светит, но в его лучах расстояние скрадывается и контуры предметов расплываются в мутноватой дымке. В этом рассеянном свете светло-серые силуэты истребителей противника легко могут ускользнуть от внимания летчика.

Но фашистские самолеты теперь редко появляются в воздухе, поэтому встреча с ними вряд ли состоится. Зато их противовоздушная оборона по-прежнему действует довольно четко.

Внизу, на перепаханной бомбами и снарядами земле, тянется линия железной дороги, видны полусгоревшие развалины станции Ласкажев. А впереди, вся в солнечных бликах, сверкает Висла. Штурмовики делают плавный разворот — небольшое изменение курса вправо. Вслед за ним и послушно поворачивает пара подполковника Талдыкина, затем — Баева.

Вдруг из-за строений, из траншей на левом берегу и с опушки леса вслед самолетам понеслись розовые и зеленоватые бусинки, огненные строчки.

До сознания молодого летчика только теперь доходит: огонь зенитных батарей! Човницкий внезапно осознает, что это снаряды, что достаточно даже одного из «них, чтобы остановить мотор, зажечь баки, убить...»

— Внимание, Човницкий!

Это Баев предостерегает его по радио. Машина ведущего, слегка накренившись, скользит вниз, а затем резко взмывает вверх. В том месте, где секунду назад был самолет Баева, расцветают облака разрывов.

С земли снова срывается огненный рой и устремляется вверх.

Човницкий тут же бросает самолет на крыло, вниз... вверх! Инстинкт действует быстрее, чем разум. Снаряды проносятся мимо.

— Молодец! — слышен в наушниках спокойный голос Баева. — Теперь понятно?

— Ну, это еще не так страшно, — говорит Човницкий. Говорит то, что действительно сейчас думает. И мысленно добавляет: «Прежде всего — осмотрительность».

Они пролетают над Вислой, снижаются с небольшим отклонением к югу, и первая пара истребителей отделяется от группы еще больше влево: начинается поиск. Они летят между Магнушевом и Грабувом, потом дальше, на восток, вплоть до берегов Пилицы, и снова на юг и на север, заходя даже за Варку.

Тут и там видны многочисленные железнодорожные ветки и тупики, разбегающиеся по обе стороны от основной железнодорожной магистрали. Они ныряют в лес и там исчезают. И невозможно увидеть, что делается там, под раскидистыми кронами старых деревьев.

Самолеты еще раз поворачивают от Хынува и Дрвалева на юг, снижаются до четырехсотметровой высоты. Летчики пристально всматриваются в зеленый ковер леса, тянущегося по обе стороны железной дороги до самого Радома, в еле заметные нити лесных дорог и просек. Их взгляд как бы процеживает частую мелкую стежку железнодорожных шпал и задерживается на каждом подозрительном предмете. Они ищут...

Но даже с этой опасно малой высоты нельзя увидеть всего, что скрывает лес. И вдруг откуда-то из густого ельника, а возможно и с опушки соснового леса, где, казалось, ничего подозрительного быть не может, заговорили крупнокалиберные пулеметы, ударили зенитки. Огонь прекратился так же внезапно, как и начался. И снова все спокойно.

По шоссе, ведущему на Козенице, лениво клубится пыль. Бурым туманом поднимается она над деревьями, стелется между ними и резко обрывается сразу же за мостом через Радомку. Дальше шоссе поворачивает влево и взбирается на небольшую возвышенность. А железная дорога отклоняется вправо и уходит от шоссе.

И как раз в тот момент, когда первая пара истребителей пролетает над речкой, с земли открывают шквальный огонь зенитки. Это уже не беспорядочный, а плотный заградительный огонь многих батарей, подчиненных, по-видимому, одному опытному командиру.

Острый взгляд Човницкого быстро находит на земле причину столь яростного обстрела: на обоих берегах Радомки, слева и справа от шоссе, большое скопление танков. Вот почему гитлеровцы так упорно не желали пропустить наши самолеты! В ту же минуту в наушниках раздаются голоса Баева и Талдыкина:

— Внимание! Танки!

— Танки в лесу у реки!

Уже было заговорили пушки одного из «илов», ударили по танкам, но в это время поручник Китаев, дав полный газ, стал быстро уходить на юг. За ним, подчиняясь команде, один за другим последовали остальные три «ила». За штурмовиками, как на невидимом буксире, — «яки». Машины вытягиваются в длинную цепочку, чем-то похожую на огромного сказочного дракона, расчлененного на части.

Китаев снова делает разворот, пролетает над шоссе и приближается к реке, где притаились вражеские танки. Семь частей расчлененного дракона следуют за ним с равными интервалами.

Внезапно «Ил» Китаева стремительно понесся к земле. Началось! «Черная смерть» мчится прямо на устремленные на нее жерла пушек. И вот уже из-под крыльев скользнули реактивные снаряды. Заговорили пушки штурмовика, зачастили, захлебываясь, пулеметы.

В тот же миг с земли бешено загрохотали зенитки. В сплошном облаке разрывов штурмовик, словно огромный снаряд, с нарастающим ревом мчался навстречу огненному потоку. Казалось, он вот-вот пробьет густые кроны деревьев и врежется в землю.

Но нет! Вот, почти задевая макушки деревьев, машина взмывает вверх. За первым, наметив цель, яростно устремляется вниз второй штурмовик.

И снова в последние доли секунды, буквально в десяти метрах над деревьями, следующий штурмовик, выпустив реактивные снаряды, уходит в сторону. То же повторяет четвертый.

Шквальный огонь с земли слабеет с каждой минутой. Вот уже видны только отдельные вспышки. Вот уже сквозь густые кроны деревьев пробивается багрово-красное пламя.

Теперь устремляется к земле «Як» подполковника Талдыкина. От торопливой дроби его пушек затрепетали верхушки сосен, уже дымится земля и вспыхивает пламя новых пожаров.

Длинной очередью хорунжий Габис опережает уцелевшие танки, пытавшиеся открыть огонь по самолетам.

Хорунжий Човницкий зорко следит, не появятся ли фашистские самолеты. Но в воздухе ни одной чужой машины. Командир звена «илов» быстро сокращает интервал между самолетами, а Баев уже ныряет на своем «яке», нажимая на гашетку. Над лесом все выше и выше поднимается черный столб дыма.

«Легче будет прицеливаться», — думает Човницкий, глядя на столб дыма. Но вот и его очередь. Вниз! Машина послушно опускает нос и со свистом набирает скорость: гудит антенна, вибрирует корпус. На какую-то долю секунды Човницкий видит набирающий высоту самолет Баева и тут же нажимает на обе гашетки. От выстрелов «Як» весь дрожит. В грохоте очередей можно различить торопливый басок пушки и звонкую трель пулемета. Сквозь кроны деревьев уже видны серые корпуса танков. «По ним! — думает Човницкий. — По ним!» И в ту же минуту он замечает, что земля совсем близко: срезанные рыжеватые стволы сосен, зеленые ветки. Даже коричневые шишки быстро растут в глазах, мчатся прямо в рамку прицела и вот-вот расплющатся в ней при столкновении.

Ручку на себя! Хорунжий инстинктивно тянет ручку, опережая мысль о маневре. «Як» послушен и ловок, он, как буря, проносится над самыми верхушками деревьев и взмывает вверх. Човницкий с облегчением вздыхает: «Пронесло!»

В это время «Илы» снова атакуют, выпуская последние реактивные снаряды. Вслед за ними - истребители. Теперь Човницкий стреляет уже экономнее. Надо на всякий случай оставить кое-какой запас: и на обратном пути штурмовики не должны оставаться без прикрытия.

Возвращение домой проходит спокойно, если не считать обстрела над немецкими позициями в районе Свежа. Огонь, открытый гитлеровцами, совсем слабый, совершенно не стоящий внимания. Бронированные «Илы» даже не меняют курса; истребители, летящие по сторонам и выше их, сманеврировав, легко уходят из зоны огня.

Вот уже и Желехув. Издалека видно сизо-зеленое поле аэродрома в Задыбе-Старе. Зайдя против ветра, самолеты один за другим, идут на посадку.

Задание выполнено.




Все материалы являются собственностью сайта SHAKHT.RU и их авторов.
Перепечатка материалов возможна только с письменного разрешения администрации сайта.
Использование материалов в сети Интернет разрешается только с указанием гиперссылки на сайт www.shakht.ru
Город Шахты - шахтинский сайт
Реклама Шахт.ru Реклама г.Шахты


Знакомства в городе Шахты Знакомства SHAKHT.RU
Я:
Найти:
Возраст:
 -   лет




Погода в городе Шахты Погода в г.Шахты
ФОБОС: погода в г.Шахты


Получить код



 
Copyright © SHAKHT.RU
2004-2005
     Разработка и поддержка:  
 
        Шахты — это наш город