Мы из Шахт!RU
Герб города Шахты
Шахты - это наш город Карта сайта Добавить SHAKHT.RU в Избранное
SHAKHT.RU - Информационый портал города Шахты SHAKHT.RU - Шахтинский информационный портал
Сегодня среда, 29 марта, 2017 года  
Шахтинский информационный портал. город Шахты

Сайты города Шахты Сайты на Шахт.ru
LOVE.SHAKHT.RU - Знакомства на ШАХТ.RU

Поисковая система Шахт.ru










Реклама
Шахтинцы - Герои Советского союза
Шахтинцы - Герои Советского союза

Кузнецов Георгий Андреевич Кузнецов Георгий Андреевич
Кузнецов Георгий Андреевич

Кузнецов Георгий Андреевич, родился 3 июля 1923 года в городе Шахты Ростовской области в семье служащего. Русский. Жил в городе Нальчик в Кабардино-Балкарии.

В 1941 году Георгий Кузнецов поступил в 19-ю военную авиационную школу пилотов РККА и в 1942 году успешно ее окончил. После выпуска его направляют в 1-й запасной авиаполк. Но вскоре он был переформирован в Военно-морское авиационное училище. Георгий продолжил учебу в этом училище и в 1943 году его окончил.

С октября 1943 года в составе 8-го гвардейского штурмового авиаполка он стал активным участником боевых действий за освобождение Крыма. Полк, куда прибыл молодой летчик, выполнял задачи по защите наших морских сообщений и поддержке сил на Керченском плацдарме. Экипаж Кузнецова включили в состав действующих на этом направлении сил на самолетах Ил-2. Ведущими здесь были летчики, уже прославившиеся своим мастерством и храбростью: командир полка Герой Советского Союза Челноков Н.В., комэск Николаев Н.И.. Полк входил в состав 11-ой штурмовой авиадивизии, комдив Губрий А.А.

Вскоре выпало первое нелегкое испытание. В январе 1944 года во время поддержки десанта в районе Керчи один из «мессершмиттов» прошил пушечной очередью пикирующий штурмовик Кузнецова и пробил бензобак. Самолет загорелся... Решение одно - приземляться. Кузнецов повернул горящий самолет в сторону нашего плацдарма, произвел вынужденную посадку на нейтральной полосе. Мгновенно сориентировавшись, Кузнецов открыл фонарь кабины горящего самолета, выбрался на крыло, разбежался и прямо с крыла перемахнул три ряда колючей проволоки, ограждавших траншеи десантников. Следом за ним так же поступил и его воздушный стрелок Иван Стрижак. Самолет через две минуты взорвался.

Летчика и стрелка переправили через пролив в госпиталь. Но после перевязки они сбежали в свою часть. Добираться пришлось на попутных машинах, а в конце пути оставалось лишь перейти припорошенное снегом поле. Шли напрямик. И когда большая часть пути была пройдена, стрелка заинтересовал вбитый в землю столбик с фанерной табличкой. Присмотрелся и обомлел: поле было заминировано! Но надо было идти. К счастью, все обошлось. В полку их встретили, словно пришельцев с того света. Уже были выпиты фронтовые сто грамм за упокой их душ. А они, живехонькие, предстали перед товарищами.

До лета 1944 года экипаж Георгия Кузнецова совершил 66 боевых вылетов. А в июне 8-й гвардейский Феодосийский штурмовой авиаполк был передан в состав ВВС Балтийского флота (11-я штурмовая авиационная дивизия).

31 июля 1944 года командир авиаполка Герой Советского Союза подполковник Н.В. Челноков повел свои Ил-2 на штурм фашистских кораблей в Нарвском заливе. Его ведомым и заместителем в первой шестерке штурмовиков был старший лейтенант Кузнецов. Шестерка вышла на противника со стороны солнца. Но оно уже клонилось к закату и не помешало противнику отражать налет. Навстречу штурмовикам со всех кораблей потянулись огненные трассы снарядов. С атакуемого Челноковым корабля стрельба велась неорганизованно. А вот соседний сторожевик представлял немалую опасность. Поэтому Кузнецов и выбрал его для атаки. Бомбы, сброшенные ведущим, попали в корабль. Кузнецову также удалось поразить выбранную цель. Но на выходе из атаки летчик услышал хлопок в моторе своего самолета. Это был результат попадания вражеского снаряда. Первым опасность заметил воздушный стрелок Иван Стрижак. Он доложил, что по фюзеляжу течет масло. По показаниям приборов летчик убедился, что температура масла растет. Значит неминуемо заклинивание мотора. Как быть?

Узнав о случившемся, командир полка передал по радио: «Садись и жди помощь!» А сам продолжал руководить боем. Подбитый штурмовик быстро терял высоту. Командир полка успел заметить, как самолет Кузнецова чиркнул фюзеляжем по воде, а затем, как глиссер, заскользил по волнам. «Сел хорошо, - оценил про себя командир полка. - Успел бы только выбраться из кабины». Вскоре приводнился самолет, потерпевших подобрали и доставили к штабу ВВС флота.

Через три месяца боевых действий на Балтике Кузнецов довел счет боевых вылетов до 101. Из них в 43 вылетах он действовал в качестве ведущего больших групп штурмовиков, лично потопил 15 кораблей противника. На его счету, также уничтоженные орудия, танки, железнодорожные вагоны, автомашины, склады, много живой силы противника. Заместитель командира эскадрильи гвардии старший лейтенант Кузнецов был представлен к званию Героя Советского Союза.

Всего за время войны Георгий Андреевич Кузнецов совершил 122 боевых вылета. За мужество и героизм, проявленные в боевых действиях, Указом Президиума Верховного Совета СССР 6 марта 1945 года ему присвоено звание Героя Советского Союза. Войну он закончил командиром авиационной эскадрильи.

После окончания Военно-воздушной академии в 1950 году майор Кузнецов назначается в Москву старшим офицером оперативного управления штаба авиации ВМФ, а позднее - старшим инспектором-летчиком управления военно-морскими авиационными учебными заведениями (ВМАУЗ) авиации ВМФ.

В начале 1950-х годов подполковник Кузнецов назначается командиром 30-го отдельного Краснознаменного Севастопольского разведывательного авиационного полка ВВС Черноморского флота, вооруженного реактивными самолетами Ил-28р. Затем он становится заместителем командира 57-й Краснознаменной Смоленской авиационной дивизии ВВС Балтийского флота, летавшей на самолетах Ту-4.

В этот период в авиации ВМФ происходил переход на реактивные самолеты типа Ту-16. Как профессионал высочайшего класса Г.А. Кузнецов назначается командиром 57-й авиационной дивизии, занимавшей по результатам боевой подготовки первые места в Военно-Морском Флоте.

Затем он учится в Военной академии Генерального штаба. После ее окончания в 1959 году получает новое назначение. Теперь уже на Северный флот - заместителем командующего ВВС флота. Здесь он выступает застрельщиком и примером в освоении новой техники и оружия. Не случайно его имя появилось в Указе Президиума Верховного Совета СССР. В соответствии с этим указом ему был вручен диплом о присвоении почетного звания «Заслуженный военный летчик СССР».

С переходом командующего ВВС Северного Флота генерал-полковника авиации И.Е. Корзунова в центральный аппарат, этот высший пост доверили Г.А. Кузнецову. Восемь лет он командовал ВВС Северного флота. За это время Георгий Андреевич сумел еще больше сплотить коллектив морских авиаторов, воспитать новую плеяду командиров-единоначальников и вывести ВВС флота по основным показателям на первые позиции среди объединений ВМФ. Благодаря ему в ВВС флота были сформированы новые противолодочные авиационные полки дальнего действия на самолетах Ил-38 и Ту-142 с автоматизированными системами поиска и поражения подводных лодок, освоены корабельные вертолеты Ка-25ПЛ. Активное участие принимал ВВС Северного Флота в испытаниях ядерного и термоядерного оружия в 1961-1962 годах, в развитии палубной авиации. Многое из того, что появилось в подготовке морской авиации впервые, начиналось именно на Северном флоте. В частности, первые полеты в Индийский океан с двумя дозаправками топливом в воздухе выполнены северянами. Тогда экипажи полковника И.Ф. Гладкова и майора А.И. Старцева совершили беспосадочный полет продолжительностью более 21 часа.

Самым достойным образом проявил себя Георгий Андреевич и во время службы в Центральном аппарате. Сначала он был начальником штаба, а позднее командующим авиацией Военно-Морского Флота. Многое он сделал для совершенствования структуры и вооружения ВВС флотов, содействия разработке и проведению войсковых испытаний новой авиационной техники и оружия, сокращению сроков ее практического освоения. Это было отмечено на государственном уровне присвоением ему в 1982 году Ленинской премии.

Генерал-полковник Кузнецов ушел в запас в 1988 году. Но и сейчас живет интересами морской авиации, радуется ее успехам, с болью воспринимает ее неудачи. Он активно работает в клубе Героев Советского Союза, регулярно участвует в мероприятиях, посвященных событиям Великой Отечественной войны. Так, на параде Победы 1995 года Георгий Андреевич Кузнецов командовал сводным полком 4-го Украинского фронта. Он продолжает благородное дело воспитания молодого поколения в духе патриотизма и верности своему Отечеству.

Живет в Москве.

Награжден орденами Ленина (дважды), Красного Знамени (шесть раз), Октябрьской Революции, Александра Невского, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды (дважды), орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах»III степени, многими медалями.

Заслуженный военный летчик СССР, лауреат Ленинской премии.

 

Библиография

Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. М.:Воениз. 1988

Минаков В.И. "Гневное небо Тавриды".

Герои войны. Таллин, 1984.

Они прославили Родину. Ростов, 1975.

Золотые звезды Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1984.



Из книги Минакова В.И. "Гневное небо Тавриды"


В марте 1943 года 18-й штурмовой авиаполк был преобразован в 8-й гвардейский. Этого почетного звания он удостоился за успешные действия при обороне Севастополя и Кавказа. Летчики под гвардейским знаменем поклялись бить врага не щадя сил и жизни. На Черном море противник широко использовал быстроходные десантные баржи - БДБ. На них перевозились техника, оружие, войска. Они же служили прикрытием для крупных транспортных судов. Исключительно маневренные и хорошо вооруженные БДБ были очень трудной и опасной целью. Для успешного группового удара по ним от ведущего требовался большой опыт, бесстрашие, сосредоточенность, точность. Комэск Николаев стал признанным мастером штурмовых ударов по этим «точечным» морским целям.

19 мая 1943 года четверка «илов» под прикрытием десяти истребителей Як-1 вылетела на штурмовку БДБ, идущих в Анапу. Николаев повел группу на малой высоте, вдали от побережья, чтобы исключить ее обнаружение вражескими постами ВНОС. Обойдя Анапу с моря, обнаружил в районе Благовещенской четыре БДБ. На бреющем устремился к цели. Противник держался наготове и открыл сильный заградительный огонь.

- Атака! - не теряя ни секунды, скомандовал Николаев.

Сделав подскок до трехсот метров, первым нанес разящий удар. Огромный взрыв окутал баржу, обломки палубных надстроек взлетели вверх. Ведомые один за другим прорывались сквозь огонь, метали бомбы, вели огонь реактивными снарядами. Взорвалась вторая баржа. При следующем заходе зенитным снарядом был сбит Алексей Колесник. Самолет упал в воду около атакуемой баржи, летчик и воздушный стрелок Алексей Ильченко погибли...

Враг отчаянно сопротивлялся. Вокруг штурмовиков рвались снаряды, перекрещивались трассы. Гвардейцы, умело маневрируя, бросали машины в очередные атаки. Третья баржа накренилась и стала быстро тонуть, с нее в воду прыгали гитлеровцы. Четвертая была повреждена и потеряла ход. Спаслась тем, что у штурмовиков кончились боеприпасы. Тройка «илов» вернулась на свою базу. Самолеты имели повреждения, много пробоин. Но враг дорого заплатил за гибель одного экипажа. Как после стало известно, на двух взорвавшихся баржах транспортировался боезапас, на третьей в трюмах была техника, а на палубе около сотни солдат. Все они нашли свою гибель в море...

Капитана Николаева и его ведомых Сергея Нагаева и Самоила Чернегу командование представило к наградам. Награждены посмертно были Алексей Колесник и Алексей Ильченко.

Каждый удар по быстроходным десантным баржам был жесточайшим испытанием для летчиков, каждый был чреват тяжелыми потерями. Ветеран гвардейского полка капитан Николаев ходил на них чуть не ежедневно. Если цели в указанном разведчиками районе не удавалось обнаружить, вел группу на запасную цель и штурмовал ее с той же самоотверженностью.

25 июня. Тяжелый день. Утром шестерка «илов» вылетела на уничтожение шести БДБ противника в районе мыса Железный Рог. Прикрытие - десять «яков». Барж на месте не оказалось. Очевидно, они, заметив наш самолет-разведчик, изменили курс. Продолжать поиск было бесполезно: запас топлива невелик. Николаев развернулся и взял курс на восток, к мысу Утриш: там были размещены армейские склады противника. Истребители прикрытия или не поняли его маневр, или рассчитали, что горючего у них не хватит, ушли на свой аэродром.

Штурмовики с ходу спикировали на цель, сбросили бомбы. Взрывы, очаги пожаров... На втором заходе выпустили реактивные снаряды, пушечно-пулеметным огнем обстреляли складские постройки, мечущихся вокруг них гитлеровцев. В этот момент появилась шестерка Me-109. Гитлеровцы разделились на пары, атаковали со всех сторон. Воздушные стрелки отбивались дружным огнем, летчики уклонялись от трасс противоистребительными маневрами...

Длинная очередь сержанта Эсауленко достала один из «мессеров», он врезался в воду у берега. Второго фашиста сбил краснофлотец Сергей Иванов. Враг еще больше ожесточился. После очередной атаки «мессеров» загорелся самолет Палуева, он и воздушный стрелок Иванов были ранены. Пылающая машина села в районе Марьиной рощи...

Штурмовик лейтенанта Чернеги был сильно покалечен, воздушный стрелок Константин Брилев убит. Заклинило мотор. Чернега посадил машину на воду у Мысхако, там его подобрал наш катер... Еще один штурмовик упал в море, летчик сержант Давыд Жвания и воздушный стрелок-бомбардир младший лейтенант Андрей Матвейкин не смогли выбраться из него и погибли...

Два «мессера» повисли над хвостом «ила» Николаева. Он увернулся скольжением. Штурман младший лейтенант Яков Сериков поймал момент, всадил очередь в одного из фашистов. Одновременно ударила пушка. «Мессер» задымил и ушел в сторону берега... На аэродром возвратились три штурмовика. Все машины имели повреждения...

Удары штурмовиков заставили гитлеровских моряков отказаться от компактных строев. При этом они проигрывали в организации огня, но распыляли и силы наших летчиков. Трудность новой тактики для Николаева состояла в том, что не хватало опытных ведущих для каждого звена, пары: из-за потерь эскадрилья то и дело пополнялась молодежью, приходилось учить ее в бою.

10 июня восьмерка штурмовиков взяла курс к мысу Железный Рог: обнаружены семь БДБ и три сторожевых катера. По пути к «илам» присоединилось двенадцать «Яков». Цель обнаружили юго-западнее озера Соленое: баржи рассредоточенно шли в сторону Анапы.

Самолеты разошлись, как было решено на земле. Под сильным зенитным огнем Николаев вывел свое звено в атаку. Бомбы легли на палубы барж. Второе звено атаковало другие две баржи. Часть бомб и реактивных снарядов попали в цель, остальные легли у бортов.

На втором заходе обстреляли палубы из пушек и пулеметов. Один сторожевой катер пошел на дно. При отходе от цели наблюдали пожары на четырех БДБ. Одна из них, объятая пламенем, уже тонула...

Три «ила» были повреждены огнем, больше всех - машина молодого летчика сержанта Полуэктова. Ее мотор давал перебои. Вблизи аэродрома он отказал совсем. Полуэктову пришлось садиться с убранным шасси на лес. Экипаж остался жив.

На разборе этот полет был признан в общем удачным. Все летчики действовали решительно, смело и грамотно. Молодые не отставали от ведущих, поэтому удары получились достаточно массированными. Недостаток - пренебрежение противозенитным маневрированием при выходе из атак. Обучая летчиков совершенному владению техникой пилотирования, боевым приемам, настойчивости в достижении результата, Николаев каждую свою рекомендацию, каждый прием демонстрировал лично в боевых вылетах. «Храбрости тоже нужно обучать!»,- говорил своим командирам звеньев.

Памятным для Николая был вылет 16 июля сорок третьего года. В тот день в полк поступил приказ: уничтожить восемь БДБ противника, вышедших из порта Анапа курсом на Керчь. Николаев вылетел во главе семерки, под прикрытием «яков». Ведомым с ним в паре шел его бывший учитель Герой Советского Союза подполковник Челноков. Николай Васильевич недавно прибыл с Балтики на должность помощника командира 8-го гвардейского штурмового авиаполка. Пока изучал обстановку на море, районы боевых действий. Этот боевой вылет был для него здесь первым. Николай собрал группу, лег на курс. Бросил взгляд вправо: хорошо просматривались Цемесская бухта, Мысхако, Малая, земля. Вчера он водил туда группу для удара по скоплению вражеских войск перед передним краем, сорвал очередную атаку гитлеровцев на плацдарм...

На траверзе Благовещенской обнаружили БДБ - точно, восемь. Идут рассредоточенно, в сопровождении четырех сторожевых катеров и под прикрытием шести истребителей Me-109. Последнее было неожиданностью.

Штурмовики пикировали на баржи, на них самих пикировали «мессеры». Прикрывающую группу «яков» с ходу связали боем появившиеся со стороны суши четыре пары «фокеров». Умело сманеврировав, Николай развернул самолет так, что его штурман получил возможность прицельно ударить по одному из «месссеров». Сериков и штурман полка майор Филипп Новохатский, летящий с Челноковым, поймали гитлеровца на выходе из атаки и сбили его.

Разозленные потерей фашисты сосредоточили огонь на ведущем. Николаев не выпускал из виду основную цель - баржи. Штурмовики продолжали нестись на них. Прорвались сквозь зенитный огонь, сбросили бомбы. Два прямых попадания, одна из барж взорвалась. Реактивный снаряд разорвался на палубе третьей.

При повторном заходе штурмовиков в атаку два «месссера» взяли в клещи крайний самолет. Командир звена старший лейтенант Николай Кладинога и штурман капитан Олег Смирнов отбивались огнем, не сходя с курса. Вражеские трассы впились в их машину, она круто взмыла вверх, перевернулась, упала в воду. Куполов парашютов не появилось... Остальные штурмовики вихрем пронеслись над верткими посудинами, обстреливая их из пушек и пулеметов. Две баржи подожгли...

На отходе воздушный бой продолжался. Еще один штурмовик упал в море. Погибли лейтенант Самоил Чернега и воздушный стрелок старший сержант Василий Ермаков. Николаев скомандовал: «Стать в круг!» Выстраиваться пришлось, не выходя из боя. «Месссеры» сбили самолет младшего лейтенанта Виктора Петрашина. Воздушным стрелком с ним летел краснофлотец Сергей Иванов...

Штурмовики в карусели, в свою очередь, сбили еще один Me-109. Горючего в баках осталось только до аэродрома. Николаев расчетливо прижал группу к воде, на бреющем повел в сторону своего берега. Вражеские истребители тоже, очевидно, израсходовали запас горючего и, видя бесполезность дальнейших атак, отстали. Четыре «ила» вернулись на свой аэродром, два из них имели серьезные повреждения. Спрыгнув с плоскости на землю,Челноков смахнул катившийся на глаза пот, подошел к Николаеву и молча обнял его...

Комэск Николаев был специалистом не только по баржам. Признанный мастер ударов по «точечным» целям, подлинный истребитель вражеских плавсредств, он и в штурмовках на суше проявлял ту же изобретательность, смелость, точный и хладнокровный расчет.

В день освобождения Новороссийска, 16 сентября 1943 года, шестерка штурмовиков вылетела на удар по колонне врага, отходящей по дороге на Абрау-Дюрсо. Прошли линию фронта, углубились во вражеский тыл.

- Район цели оставим слева, - напомнил Николаев ведомым.

Развернулись над вершинами гор и вышли на дорогу со стороны тыла. Расчет был точным: прямо по курсу, в узком ущелье, зажатом с обеих сторон горами, показалась колонна.

- Выходим на цель!

Пара Сергея Вашебабина вышла вперед, ударила из пулеметов и пушек по голове колонны, остановив ее движение. Гитлеровцы заметались, но деться было некуда. Основная четверка вышла на удар, когда машины гитлеровцев уже налезали друг на друга...

Атака следовала за атакой. На дороге творилось невообразимое. Горели бензозаправщики, поджигая соседние грузовики, рвались боеприпасы... Зенитчики покинули свои посты и не оказывали никакого сопротивления... Колонна была разбита вдребезги. Одним налетом гвардейцы уничтожили десятки автомашин, более сотни гитлеровцев.

На другой день Николаев и Вашебабин с утра водили группу на удар по вражеской батарее, сильно досаждавшей нашей морской пехоте в районе Владимировки. Батарею нашли, разбили и - «попутно» - уничтожили пяток «эрликонов» и более полусотни гитлеровцев. Это был «артиллерийский» день. После обеда поступил «заказ» командующего 18-й армией генерал-лейтенанта Леселидзе - уничтожить батареи в районе Волчьи Ворота. Семерку «илов» вновь возглавили Николаев и Вашебабин. Налета фашисты ждали. Еще на подходе штурмовиков встретил плотный огневой заслон. Но у Николаева был отлично отработан противозенитный маневр. Летчики вслед за ведущим бросали свои машины то вниз, то вверх, маневрировали по курсу...

У Волчьих Ворот - «эрликоны». Пробили и эту завесу зловещих трасс. Батареи стояли на открытых позициях, били по нашей пехоте. Штурмовики разделились: на одну батарею пошел с четверкой «илов» Николаев, на вторую - Вашебабин во главе тройки. Николай перевел самолет в пикирование, когда вышел на курс вдоль фронта батареи. За ним, как с горы, - Александр Данилов, Виктор Глухарев, Борис Морозов. Через полминуты на месте орудий взметнулись кусты разрывов. Еще, еще...

Отлично сработала и тройка Вашебабина. Он и его ведомые Степан Бабенко и Павел Богдан положили бомбы также вдоль фронта вражеской батареи.

На втором заходе штурмовики, умело уклоняясь от трасс зениток, отыскали орудия, еще оставшиеся невредимыми. Выпустили по ним реактивные снаряды. Затем полили разбегавшихся во все стороны гитлеровцев пушечно-пулеметным огнем. Группа еще не вернулась на аэродром, а на столе у командира 8-го гвардейского авиаполка уже лежала телеграмма от командующего армией. Генерал Леселидзе благодарил летчиков за помощь. Вечером гвардейцы узнали: войска 18-й армии прорвали оборону противника у Волчьих Ворот. Эта весть была лучшей наградой «воздушным танкистам». В течение двух суток велись ожесточенные бои за этот перевал; 11-я штурмовая авиадивизия подполковника Губрия оказала большую помощь сухопутным войскам в боях на этом важном участке фронта.

В период боев за освобождение Крыма Николай Николаев водил в бой уже не только свою эскадрилью, но большие штурмовые группы, составляемые в масштабе полка. Наносил массированные удары по морским базам противника, по конвоям в открытом море, на важных коммуникациях. К этому времени штурмовики дивизии освоили новый метод атаки кораблей - топ-мачтовое бомбометание.

...22 апреля 1944 года в полк поступил приказ уничтожить два транспорта противника на подходе к Севастополю. Груженые суда шли под сильным охранением. Для нанесения удара было выделено восемнадцать самолетов. Действовать было решено тремя шестерками, ведущий всей группы - капитан Николаев. Взлетела первая шестерка Николаева. За ней вторая и третья, возглавляемые старшими лейтенантами Николаем Пысиным и Александром Гургенидзе.

Видимость была отличная. Шли в плотном строю. На подходе к району цели увеличили дистанции между машинами до пятидесяти метров, чтобы улучшить обзор. На горизонте показались дымы. Николаев доворачивает вправо, занимая наиболее выгодное положение для штурмового удара. Дает команду ведущему топмачтовиков Пысину. Тот начинает снижаться. В воздухе появляются первые шапки разрывов. Видны силуэты кораблей, можно определить состав конвоя: два транспорта, эскадренный миноносец, два сторожевых катера. Прикрытие с воздуха - восемь Me-109. Принимается решение на действия штурмовиков: группа Гургенидзе наносит удар с правого борта, с траверзных курсовых углов, Николаева - с носовых. Это осложнит кораблям маневрирование.

Задача штурмовиков в комбинированной атаке - подавить зенитные средства кораблей, обеспечить топмачтовикам возможность удара с близкого расстояния. Николаев вводит свою шестерку в пикирование. К штурмовикам тянутся белые, красные, желтые трассы: заработали зенитные автоматы - «эрликоны». Доворот на сторожевик, огонь из пушек и пулеметов.Затем сброс бомб. Прямое попадание! Катер разломился. Окутался дымом эскадренный миноносец...

Топмачтовики Пысина, разделившись на тройки, атакуют транспорты с высоты тридцать метров. Штурмовики ведут огонь из всех стволов по всем кораблям. Подойдя на двести - триста метров, топмачтовики сбрасывают бомбы, они рикошетируют от воды, вздымая фонтаны брызг... Николаев выводит штурмовиков на повторную атаку. Маневрируя под разрывами, видит: бомбы рвутся на палубах транспортов...

- Командир, «мессеры»! - в наушниках голос стрелка.

Противоистребительный маневр. Воздушные стрелки ведут дружный огонь. Атака отбита, но одна из очередей повредила мотор и рули машины Алексея Штоколова... Алексей в воздушном бою прикрывал Николаева и, хотя машина плохо слушалась рулей, продолжал держаться позади командира. В какой-то момент, когда «илы» уже легли на обратный курс, вдруг увидел: на машину ведущего сверху пикирует «мессер». Фашист рассчитывал, что летчику на подбитом «иле» не до него. Алексей, напрягая все силы, сумел сманеврировать и поразить врага меткой очередью. С густым хвостом дыма фашист провалился под строй штурмовиков... Штоколов посадил свой самолет с убранным шасси на берегу озера Саки, немного не дотянув до аэродрома. Другая подбитая машина - Михаила Казакова - села на фюзеляж на своем летном поле. Оба «ила» остались целы, задача была выполнена без потерь...

Близился полный разгром вражеской группировки в Крыму. Гитлеровцы пытались спасти, что возможно. Авиаторы-черноморцы в эти последние дни работали с предельным напряжением. По нескольку боевых вылетов в день делали бомбардировщики, торпедоносцы, штурмовики, истребители...

К вечеру 9 мая, когда войска 4-го Украинского фронта уже вели бои на улицах Севастополя, 8-й гвардейский штурмовой авиаполк получил приказ нанести удар по шести быстроходным десантным баржам противника в районе мыса Херсонес. Группу из восемнадцати «илов» повел комэск Николаев, он же - ведущий первой шестерки. Вторую и третью возглавили Николай Пысин и Александр Гургенидзе. На прикрытие вылетела восьмерка «яков» 6-го Краснознаменного гвардейского истребительного авиаполка. В указанном районе десантных барж не оказалось. Николаев принял решение идти на запасную цель - корабли в Казачьей бухте, близ оконечности Херсонесского полуострова, откуда пытались эвакуироваться последние остатки разгромленной группировки врага.

В бухте стояли под погрузкой три транспорта, две быстроходные десантные баржи; на воде находились также три гидросамолета «Гамбург-138». Подойти незамеченными было невозможно. С земли и с кораблей ударили зенитные орудия, «эрликоны». Николаев меняет курс, высоту, но транспорты из виду не выпускает. Переводит машину в пикирование на самый большой из них - три с половиной тысячи тонн. Группы, поняв командира без слов, распределяются по двум остальным. На подходе бьют из пушек и пулеметов, затем прицельно сбрасывают бомбы. Прямые попадания, разрывы на трех транспортах и одной барже. Часть штурмовиков отделяется, поджигает два огромных гидросамолета...

Выйдя из атаки, обнаружили в километре южнее мыса Херсонес три сторожевых катера, до отказа забитых гитлеровцами. Решили проштурмовать их. Пушки и пулеметы смели с палуб все живое. Два сторожевика загорелись. Взлетевшие с аэродрома Херсонесский маяк «мессершмитты» были немедленно скованы «яками». Все восемнадцать машин благополучно возвратились на свой аэродром. Штурмовка была настолько результативной, что на следующий день о ней сообщило Совинформбюро.

Утром 10 мая тринадцать штурмовиков под прикрытием пяти Як-9 вылетели на уничтожение плавсредств, вышедших из оставленного противником Севастополя. Три группы штурмовиков вели капитаны Николай Николаев, Алексей Покалихин и старший лейтенант Александр Гургенидзе. Два «ила» шли в варианте топмачтовиков. Конвой обнаружили недалеко от Херсонесского маяка. В атаку вышли с ходу, врага застали врасплох. В развернутом пеленге открыли шквальный огонь. Второй заход фашисты встретили бешеным огнем с берега и с кораблей. Приходилось маневрировать с такими нагрузками, что летчики опасались за машины. «Илы» выдержали и крены, и град осколков. Выдержали и сами летчики.

Третий, четвертый, пятый, шестой заход... В результате прямых попаданий бомб - пожары на транспорте в три тысячи тонн, быстроходной десантной барже и понтоне. Один понтон типа «зибель» пошел на дно вместе с вражеской солдатней. На палубах остальных кораблей нашли свою гибель до трехсот гитлеровцев...

При возвращении с полностью израсходованным боезапасом встретили караван судов с пустыми дымящимися палубами и горящий транспорт без хода. Это поработала восьмерка штурмовиков, которых водил в бой старший лейтенант Николай Пысин. В результате их вылета были потоплены транспорт водоизмещением четыре тысячи тонн, три понтона и поврежден один транспорт. Сразу после посадки новое задание: нанести удар по плавсредствам западнее мыса Херсонес.

В воздух поднялось четырнадцать самолетов. Первую группу вел Николаев, вторую - комэск капитан Алексей Покалихин. Прикрытие - девять «яков» 6-го гвардейского авиаполка. Хорошая видимость позволила обнаружить цель еще на дальнем подходе. Николаев принял решение атаковать баржи с пикирования в строю пеленг, с высоты восемьсот метров. Встретив сильный заградительный огонь, подал команду рассредоточиться. Внезапно огонь прекратился. Это могло означать лишь одно: в атаку заходят истребители противника. Группа снова сомкнулась в плотный боевой порядок. Воздушные стрелки отражали атаку «мессеров», летчики заходили на удар. Затем фашистские истребители были атакованы «яками» прикрытия, и «илы» беспрепятственно легли на боевой курс. Посыпались бомбы...

Снова забили зенитки. Под огнем «эрликонов» Николаев повел группу в новую атаку. Поймав в прицел одну из барж, нажал на кнопку, затем на гашетки пушек и пулеметов. Из-под крыльев шипящими огненными струями вырвались реактивные снаряды, за ними устремились трассы. Баржа противника скрылась в клубах дыма...

Пять заходов под ураганным огнем произвели штурмовики, обрушивая смертельные шквалы на палубы барж, до отказа заполненные гитлеровцами. Когда группа выходила из предпоследней атаки, были замечены два нагруженных сборных плота у берега. Николаев приказал Пысину проштурмовать их. Огненные струи пушек и пулеметов буквально смели гитлеровцев с плотов... Несколько Ме-110 пытались атаковать штурмовик. Пысин маневрировал. Истребитель Стефан Войтенко меткой очередью сбил дин «мессершмитт», остальные поспешили ретироваться... В результате удара были сильно повреждены две баржи, уничтожено до двухсот вражеских солдат. В бою получил тяжелое ранение штурман эскадрильи капитан Иван Эктов. Все самолеты благополучно вернулись на свой аэродром.

На третий вылет Николаев повел десятку «илов». Опять двумя группами, вторую возглавлял лейтенант Георгий Кузнецов. Снова - заградительный огонь, затем «эрликоны» и пулеметы... Николай выбрал головную баржу. Когда перекрестие прицела легло точно на цель, нажал кнопку бомбосбрасывания. Внизу рвануло так, что выходившую из пикирования машину подбросило вверх. Метко отбомбилась и группа Кузнецова. Две самоходки окутались дымом. Заходя на новую атаку, Николаев обнаружил в конвое транспорт. Спикировал, за ним устремились ведомые. Судно было забито гитлеровцами, огонь штурмовиков косил их на палубе, доставал в трюме.

Во время захода в очередную атаку в самолет ведущего попал снаряд. Нечеловеческими усилиями Николаю удалось вывести его из пикирования, дотянуть до своего аэродрома. Когда комэск приземлился, однополчане были поражены: вместо хвостового оперения в конце машины дыбились бесформенные клочья металла... Так воевал комэск капитан Николаев на последнем этапе боев за освобождение Крыма.

Сто двадцать семь боевых вылетов числилось к этому времени в его летной книжке. На личном боевом счету - четырнадцать различных кораблей противника, семь самолетов, уничтоженных на земле, один - в воздухе, тринадцать танков, четыре бронемашины, двадцать полевых и зенитных орудий, тридцать один миномет, более сотни автомашин...

16 мая 1944 года за боевые подвиги Николаю Ивановичу Николаеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

После разгрома гитлеровских войск в Крыму 8-й гвардейский, дважды Краснознаменный Феодосийский штурмовой авиаполк был перебазирован на Балтику и принял участие в наступлении наших войск на Карельском перешейке. За восемь дней пребывания на Балтфлоте Николаев успел сделать еще восемь боевых вылетов на уничтожение живой силы и техники противника, его артиллерийских батарей и плавсредств.

18 июня 1944 года три группы «илов» вылетели на удар по кораблям противника в Выборгском заливе. Одна из них возвратилась из-за сложных метеоусловий. Несмотря на сильный дождь и ограниченную видимость, комэск Николаев привел свою группу к цели, прорвался сквозь заслон зенитного огня и нанес прицельный удар по самоходным баржам. Но в тот же момент его самолет был подбит огнем «эрликонов». Не выйдя из пикирования, он врезался в землю на берегу и взорвался. Командир и воздушный стрелок старший сержант Алексей Андреевич Черенков погибли...

Да, Николай Николаев стал героем. И - как герой - живет в памяти своих ровесников и друзей. И будет жить в памяти поколений.




Все материалы являются собственностью сайта SHAKHT.RU и их авторов.
Перепечатка материалов возможна только с письменного разрешения администрации сайта.
Использование материалов в сети Интернет разрешается только с указанием гиперссылки на сайт www.shakht.ru
Город Шахты - шахтинский сайт
Реклама Шахт.ru Реклама г.Шахты


Знакомства в городе Шахты Знакомства SHAKHT.RU
Я:
Найти:
Возраст:
 -   лет




Погода в городе Шахты Погода в г.Шахты
ФОБОС: погода в г.Шахты


Получить код



 
Copyright © SHAKHT.RU
2004-2005
     Разработка и поддержка:  
 
        Шахты — это наш город